Курянка заподозрила ковидарии в сговоре с похоронными агентствами

Спустя каких-то два часа после того, как курянка получила известие о смерти в реанимации одной из больниц Курска бабушки, на ее мобильный позвонили представители похоронного агентства и предложили свои услуги. Девушка подозревает, что «слить» личные данные вполне могли и в больнице. Вопросы к медучреждению у нее и по поводу пропажи части вещей поступившей экстренно в стационар пациентки. Девушка уже обратилась в полицию, но считает, что в подобной ситуации могла оказаться не одна она.

Евгения рассказала, что COVID-19 переболела не только она, тот же диагноз был поставлен и ее маме, и бабушке. При этом если сама девушка легко смогла справиться с недугом, то у ее родственников с самого начала болезнь протекала куда тяжелее. Семье пришлось столкнуться и с нехваткой мест в стационаре, и с другими проблемами. Еще в середине ноября у Евгении появились первые симптомы недомогания, начало пропадать и обоняние. В тот же день кашель появился у ее бабушки. Девушка вызвала по телефону «горячей линии» поликлиники №5 Курска врача на дом, а уже спустя час доктор приехал. Было назначено лечение, а пожилой пациентке выдано направление на тест на коронавирус. Спустя два дня температура появилась и у мамы Евгении. 17 ноября на дом был повторно вызван терапевт для всех заболевших. Несмотря на коррекцию лечения, бабушке – Виктории Васильевне – становилось все хуже. В тот же день у пожилой курянки был взят мазок, который оказался отрицательным. Ложноотрицательным, как выяснилось позднее.

К 20-му ноября сама Евгения начала понемногу выздоравливать, а вот ее маме и бабушке становилось только хуже. Пришлось снова вызывать врача, был выписан антибиотик в таблетках, принимать который обе женщины просто не могли – постоянная тошнота мешала проглотить лекарство. Спустя два дня у мамы девушки начались приступы удушья. Температура держалась на уровне 39 градусов. Бабушка почти все время спала, сильно ослабела. Все ухудшающееся состояние двух пациенток стало причиной вызова «скорой помощи». Бригада приехала около шести вечера и врач, осматривавший заболевших, диагностировал и у мамы, и бабушки Евгении тяжелую вирусную пневмонию. По-хорошему, обеих требовалось госпитализировать, вот только мест в стационаре на тот момент не было. «Мы решили уже спасаться сами и по совету знакомых начать утром вводить инъекции дексаметазона и антибиотиков, раздобытых мною у людей по всему городу, так как в аптеках нет данных препаратов. 23 ноября около 00:00 бабушка потеряла сознание. Реанимационная бригада была у нас уже через пять минут, жизнеугрожающее состояние было купировано. Но мест в больницах по-прежнему не было. Четыре бригады «скорой помощи» сменяли друг друга, давая бабушке кислород и периодически вводя внутривенно препараты. Только около 15:00 освободилось место в ОБУЗ «Городская больница №6», и бабушка была госпитализирована. Я же осталась с мамой, которой стало легче от первых инъекций. Она смогла сама есть и также принимать необходимые препараты внутрь», - напишет позднее в жалобе Евгения.

В четверг, 26 ноября, спустя примерно полторы недели после появления первых симптомов и после активного лечения в том числе антибиотиками, которые назначил врач, Евгения повезла маму в пятую поликлинику на рентген. «Там ей стало плохо: она задыхалась, теряла сознание. Мы смогли попасть на прием к врачу. Доктор написал направление на ЭКГ, настаивал на госпитализации. Посоветовал продолжать делать инъекции и пить таблетки».

Евгения вспоминает, что здесь же им намекнули, что официально выписать антибиотик в инъекциях им не смогут: руководство поликлиники, мол, запретило назначать препараты, которых нет в аптеках. «Только медсестра отнеслась к теряющей сознание маме с сочувствием и поспособствовала тому, чтобы мама прошла все обследования на месте, в тот же день, не заставляя нас приезжать еще и завтра. Вечером того же дня у мамы упала сатурация, я вызвала «скорую помощь», но в этот раз ждать бригаду пришлось уже достаточно долго – около четырех часов. Жизнеугрожающее состояние удалось купировать, кислород был дан, как и небольшие рекомендации по тонкостям лечения. От госпитализации мама девушки отказалась, однако врач обещала все равно передать данные о вызове в поликлинику, чтобы участковый терапевт пришел на дом к пациентке и проверил ее состояние. Вот только когда на следующий день Евгения отправилась в поликлинику за результатами обследования мамы, выяснилось, что у той подтвердилась двухсторонняя пневмония, а пациентку ждут на следующий день на приеме. Приходить к ней на дом никто не собирался, хотя дочь и сообщила, что мама не в состоянии выйти из дома.

28 ноября из шестой больницы, где в реанимации врачи сражались за жизнь бабушки Евгении пришли печальные новости. Женщина умерла. После получения этой новости маме девушки пришлось вызывать «скорую». Приехавшая бригада сумела оказать помощь и даже предложила госпитализацию, от которой женщина отказалась. Данные о вызове снова были переданы в поликлинику, но оттуда опять никто не позвонил и не пришел. Однако уже спустя пару часов после того, как сообщили о смерти бабушки, на телефон Евгении позвонил незнакомый номер. Тогда взять трубку девушка не успела, перезвонила сама уже на следующий день, когда немного пришла в себя. Оказалось, что настойчивые звонки поступали… от представителей похоронного агентства, которые, узнав о случившемся в семье несчастье, предложили помощь. «Как же так? Мой номер был только у лечащего врача бабушки из шестой горбольницы. В итоге его просто передали посторонним!» - Возмущается отношением к личным данным курянка. За бестактность, понятно, никто не извинился. Забирать вещи бабушки пришлось Евгении, но и здесь ждали неприятные сюрпризы. Сперва никак не получалось дозвониться до приемного покоя, затем выяснилось, что опись вещей не производилась, а выдали девушке далеко не все. Из ценных вещей – паспорт и телефон. Уже когда забирали тело, выяснилось, что золотые сережки, которые экстренно госпитализированная женщина забыла снять дома, пропали. Где они объяснить никто так и не смог, а до главврача оказалось невозможно дозвониться. В результате девушка написала заявление в полицию в надежде, что сотрудники правоохранительных органов сумеют разобраться и с передачей личных данных родных усопшей третьим лицам, и с пропажей ценных вещей.

«Чтобы скорректировать лечение мамы, пришлось вызывать врача из частной поликлиники. Из государственной мы так и не могли дождаться специалиста. Приехавший доктор скорректировал дозировку препаратов, назначил дополнительные лекарства и посоветовал начать массаж. В результате приступы кашля ушли, она быстро пошла на поправку».

Но это – частная клиника, а в государственной продолжалась чехарда. В один из дней, уже в начале декабря, маме Евгении позвонили, чтобы справиться о самочувствии бабушки девушки. Услышав, что та умерла, на том конце провода не выразили соболезнований, а также не сочли нужным справиться о самочувствии других пациентов, зато попросили пригласить к телефону некоего Сергея Ивановича, который, якобы, должен проживать по тому же адресу. А спустя еще несколько часов уже Евгении позвонили из Центра эпидемиологии и гигиены с просьбой соблюдать изоляцию на протяжении двух недель, отсчет которых, оказывается, начался еще 23 ноября. На календаре было третье декабря. Причина принятия особых мер реагирования – получение положительного результата на ковид у умершей бабушки. «При этом, в Центре были уверены, что я – мужчина, Евгений Александрович, - вспоминает курянка. – Именно так передали данные из поликлиники». Тест, как контактной, был сделан только Евгении, но уже после того, как она сумела побороть недуг. Ее маме его так и не сделали.

Сейчас девушка намерена добиваться правды и уже обратилась в полицию, а также направила в различные инстанции письма с жалобами. Курянка надеется, что ответственные структуры наконец разберутся с отсутствием нормальной диагностики на ранней стадии заболевания пациентов, а также сумеют объяснить, почему нет должной реакции на данные о вызовах, которые сотрудники «Скорой помощи» передают в поликлинику. В обращении она также просила разобраться с запретом, на назначение инъекционных препаратов, без которых невозможно лечение тяжелой вирусной пневмонии, бардак в системе данных по участкам. «Также прошу обратить внимание на отсутствие мест в больницах, из-за чего более полусуток сотрудники «Скорой помощи» были вынуждены держать бабушку под кислородом дома. Прошу провести проверку в ОБУЗ «Курская городская клиническая больница №6» по поводу наличия там необходимых препаратов, халатности младшего персонала, которые не составили описи вещей, не берут часами трубку даже в то время, в которое исключительно просят звонить, передачи персональных данных родственников усопших третьим лицам», - пишет Евгения.

Напомним, в прошлом в стране уже не раз вспыхивали скандалы из-за того, что сотрудники медучреждений передавали контакты родственников погибших пациентов похоронным агентствам. Уже не раз тема поднималась на федеральном уровне, а передача личных данных  признавалась недопустимой. Но штрафы за подобные нарушения остаются достаточно скромными, а значит игра вполне стоит свеч. Да, часть людей, которым позвонят с подобным предложением, возмутится и позаботится о том, чтобы сделать антирекламу ритуальной фирме, но кто-то, напротив, сочтет это удобством и экономией времени. Подобные ситуации находятся буквально на стыке морали и закона, что дает повод свободно действовать предпринимателям, для которых похороны – это бизнес, ничего личного…

Читайте также: 

На модернизацию курскздрава выделят 3,4 млрд рублей

Когда курские врачи получат свои «ковидные»

Как идет подготовка к строительству в Курске ковидного госпиталя

#коронавирус #ковид #COVID-19 #кладбище #ковидарий #горбольница6Курск #статистиказаболевших
Добавь Kursktv.ru в список своих источников


Комментарии ( 1 )

Сначала новые
Сначала старые
Сначала лучшие

АВТОРИЗУЙТЕСЬ ЧЕРЕЗ СОЦ.СЕТИ
ИЛИ ВОЙДИТЕ КАК ГОСТЬ

Войти
Е
Гость
Елена
8 месяцев назад

У нас в июне после смерти папы в больнице им. Семашко вернули все вещи (даже бельё), но не нашлась куртка осенняя, далеко не новая. Спрашивать было не с кого (там неприступная крепость - не знаешь, у кого узнать), да и не до того. Может, в приёмном отделении оставили (он был почти без сознания), а потом не нашли, кому вернуть. Но факт неприятный. Нам не жалко (носить было уже некому), просто осадок остался. Что за безответственность?!
Поделиться

Похожие статьи

В Обоянском районе высадят 5 тысяч сеянцев деревьев и кустарников
Следственный комитет России открывает доступ к ведомственным печатным изданиям
Закрытие 75-го сезона в Театре кукол
Водитель курской маршрутки осужден за ДТП со смертельным исходом
Специалист из курского «Динамо» возглавил сборную России

SuperJob.ru

Еще в рубрике

18:27
Новый памятник природы регионального значения появился в Тимском районе

17:32
В Курский онкоцентр поступил аппарат МРТ за 150 миллионов рублей

16:58
Прокуратура проводит проверку в связи с возгоранием трамвая

16:03
Поющий мост может появиться и в Рыльском районе

15:57
Tele2 осталась самым быстрорастущим оператором мира несмотря на пандемию

15:35
В Курском районе появилась новая дорога

15:06
Следственный комитет проводит проверку по факту утопления двух мужчин

?


ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

Реклама



Новости СМИ2