Жительница Курчатова: «С таким диагнозом дети живут, а моя дочь на кладбище»

Год назад Екатерина Юрченко потеряла свою 4-летнюю дочку Варю. У малышки были серьезные проблемы с сердцем, но умерла она с так и неустановленным диагнозом, к тому же, не получив должного лечения. А когда мама просила о помощи, врачи только разводили руками и говорили: «Ну что вы хотите, у нее такой диагноз!»

Но с таким диагнозом можно жить, пусть и постоянно на лекарствах и контроле врачей. Что же именно произошло год назад, Екатерина рассказала в интервью Kursktv.

- Беременность у меня была первая, долгожданная, проходила не очень хорошо, несколько раз лежала на сохранении, потому что в шейке матки был полип. Но у ребенка не было никаких патологий. Родила в 40 недель естественным путем. После родов врачи сказали, что сейчас редко рождаются настолько здоровые дети.

Все было хорошо ровно один месяц, а потом на профосмотре на УЗИ сердца врачи увидели какие-то проблемы. Сказали прийти на повторное исследование через месяц, но уже на следующий день позвонила педиатр и сказала срочно ехать с ребенком в областную больницу в Курск, потому что у Вари подозрение на порок сердца. В тот же день испуганные родители вместе с малышкой записались на платный прием в частную клинику к заведующему кардиологическим отделением областной больницы, потому что дело было в субботу, и в областной он не принимал.

- Он сказал, что у дочки либо коарктация аорты, либо дилатационная кардиомиопатия, в любом случае, нужно лечь на обследование.

В больнице их осмотрела кардиолог Беликова и сказала, что тоже не может поставить диагноз, но вообще такие дети не живут, нужно готовиться к худшему. Тем не менее, в больницу их положили на две недели и зачем-то кололи антибиотик «Цефтриаксон» и давали гормональный препарат «Преднизолон». Выписку направили в Научный центр здоровья детей РАМН, и семью Юрченко пригласили на госпитализацию.

- Но встал вопрос о транспортировке Вари в Москву. Дело в том, что в Курске никого к дочке не пускали, говорили, что любая инфекция может стать для нее губительной. Но когда я спросила, как нам организовать поездку в столицу, чтобы уберечь ее от инфекции, сказали, что вполне можем довезти ребенка сами, либо оплатить билеты для медсестры и она будет сопровождать нас. Однако в случае критической ситуации помочь она ничем не сможет.

В итоге родители Вари выкупили купе и поехали на поезде на свой страх и риск. Столичные врачи первым делом отменили «Преднизолон», так как не поняли, с какой целью давали ребенку это сильное противовоспалительное. Прием этого лекарства не прекращается внезапно, а только уменьшением дозы. Когда началось снижение дозы, у Вари вдруг перестала двигаться нога. Причину нашли быстро - укол «Цефтриаксона» сделан неправильно, образовалась гематома вокруг седалищного нерва, его сдавило. Однако, когда семья вернулась в Курск, то родителям сказали, что «неправильный» укол был сделан в Москве, хотя там все лекарства вводились внутривенно.

Никаких гарантий относительно ножки никто не давал, потому что из-за проблем с сердцем Варюше нельзя было ни массажи, ни физиопроцедуры. Но родители все же делали их, на свой страх и риск. Только спустя год нога восстановилась.

- В результате госпитализации в Москве точного диагноза так и не поставили, только предположили, что, скорее всего, коарктация аорты, точнее обещали сказать только спустя время.

Все было относительно хорошо, ребенок набирал вес. А потом вдруг слег. Когда Екатерина позвонила в клинику снова и сообщила о плохом самочувствии малышки, ей ответили, что в таком состоянии вряд ли есть шанс довезти Варю в Москву, справляйтесь своими силами в Курске.

В итоге родители Вари связались с кардиологом из Санкт-Петербурга. Оттуда Варю направили в Центр Алмазова, и после первой госпитализации ребенок встал, после второй -  побежал.

Семья вернулась в Курчатов, питерские врачи порекомендовали обращаться за назначением медикаментов к местным докторам, но в курской областной лекарства назначили в такой дозировке, что у Вари начали отказывать почки. Когда приехали в Питер с этими назначениями, все были в шоке, начали экстренно отменять. Дело едва не дошло до диализа.

- Ни в Курчатове, ни в Курске не могли взять у Вари кровь из вены. Необходимо было раз в две недели сдавать биохимический анализ крови. Но так как ни в одной из государственных клиник в вену ребенку не попадали, приходилось ездить в платные, отдавать по 3000 рублей за анализ. А в областной больнице меня называли припадочной мамашей и обвиняли в том, что я трясусь над своим ребенком.

30 июля 2018 года Варя была на плановом УЗИ в Курчатове в медсанчасти-125. Все было стабильно, никаких ухудшений.

- Когда я взяла Варю на руки, она была вялая, подумала, что это от эмоциональной перегрузки, потому что как только мы входили в больницу, она начинала плакать, так было и в этот раз. Но когда мы приехали домой, я поняла, что у нее не работают правая рука и правая нога.

Екатерина решила, что это инсульт и вызвала скорую. Их вновь доставили в МСЧ №125, там дали глицин и кислородную маску. Когда спустя несколько часов, Екатерина поняла, что больше никакой помощи не дождется, то обратилась к заведующей с просьбой направить их в Курск. Но долго не могли найти врача для сопровождения. Как потом узнала Екатерина, никто не хотел брать на себя ответственность.

В итоге в Курск отправились с реаниматологом для взрослых, нашли его сами через знакомых.

Когда добрались до областной больницы, уже было около пяти вечера. В приемном покое Екатерина провела с Варей на руках больше двух часов, пока врачи готовили палату интенсивной терапии. «Подготовка» длилась до тех пор, пока мама Екатерины не стала ругаться. Все это время Варя была без помощи и диагноза.

Когда их положили, врачи собрали анамнез, а Екатерина созвонилась с врачами из Питера, те согласились, чтобы она дала контакты курским коллегам и сказали, чтобы в любое время дня и ночи те звонили. Также они порекомендовали срочно сделать КТ головного мозга, чтобы исключить инсульт.

Варю забрали в реанимацию и велели приезжать утром. Утром выяснилось, что сделать КТ можно только во взрослой областной больнице, но сегодня Варю туда не повезут. Сначала говорили, что нет машины для транспортировки, а на своей везти нельзя. Потом сказали, что нет врача для сопровождения, ну и наконец, что областная больница вообще не принимает в этот день.

А когда Екатерина позвонила в областную больницу, чтобы выяснить, почему не могут принять маленького пациента:

- Нам сказали, что это бред. Что каждый день к ним привозят пациентов из других клиник без всяких записей и договоренностей, только в определенный временной промежуток. Когда мы это озвучили врачам детской больницы, почему-то сразу нашлись и машина, и врач.

По результатам КТ медики не нашли ничего страшного - только недостаточность кровообращения.

Питерские врачи, которые вели Варю, просили отсылать им выписки – результаты анализов, УЗИ, КТ, чтобы тоже помочь в постановке диагноза, но все эти выписки так и оставались в Курске, никто ничего не отсылал. Более того, рекомендации отправить выписки в неврологический центр в Москве, так как было подозрение именно на неврологическую проблему, также не были выполнены.

Рассказывая о пребывании Вари в реанимации, Екатерина не может сдержать слез.

- Мой ребенок не ел обычную пищу, только баночные пюре или перемолотое через блендер специализированное питание. Я привезла всю эту еду. И когда я однажды утром спросила, что она ела, медсестра сказала, что она отказалась от еды. А ее пытались накормить больничным завтраком – рисовой кашей и какао! Она и в обычном состоянии не могла это есть, а в реанимации тем более. Это выглядело как издевательство! Я ведь привезла необходимую пищу, она стояла тут же, в палате.

Также у Вари было ограничение по жидкости: всего 700 мл еды и воды в сутки, чтобы не перегружать почки. Екатерина вела специальный дневник, куда записывала, сколько Варюша съела и выпила, каждый день взвешивала ее, памперс, чтобы знать, если вода вдруг начала накапливаться в организме.

Но за все дни, проведенные Варей в реанимации, никто этих данных не вел.

Через четыре дня после поступления Вари в реанимацию ее состояние изменилось. Она лежала как овощ, тяжело дышала. Когда Екатерина спросила у заведующего реанимации, что с ребенком, то услышала: «Я не знаю, еще обхода не было». На этого врача надежды нет, поняли родители. При Екатерине он говорил медсестре «Охота тебе этим заморачиваться», когда та хотела собрать анализы мальчика, лежавшего по соседству с Варей. 

На следующий день у Вари поднялась температура. Обычно ей дают жаропонижающее и антибиотики уже при температуре 37,5, иначе может пойти осложнение на сердце. В пятницу утром, когда Екатерина приехала в больницу, увидела, что Варя лежит вся мокрая и красная. Хотя медсестра заверила, что у нее 37,5, на градуснике значилось 39,5.

- Когда я спросила, давали ей жаропонижающее, медсестра ответила, что нет. И я вижу, что она продолжает сидеть и совсем не собирается идти за лекарством. Только когда я уточнила: «Мне самой сходить купить?», - она ушла. Искала жаропонижающее очень долго, бегала по всем этажам.

После этого родителей вывели и сказали приезжать вечером, после шести. Однако вечером врачи объявили, что Варя в критическом состоянии и скорее всего не выживет.

- Я до последнего верила, что все будет хорошо. Даже когда вышли и сказали: «Родители, крепитесь, ничем помочь не можем», я все равно верила, что все будет хорошо.

Екатерина попросила, чтобы пришли еще врачи, чтобы был созван консилиум. Пока велись переговоры, Варе стало совсем плохо.

- Нас вывели из реанимации, я сидела на коленках у этих дверей и слышала, как врачи шли и обсуждали, какую преподнести мне версию, почему умер мой ребенок. Я услышала только: отек мозга, отек легких, интубировать не удалось. А что стало причиной отека, и почему не удалось интубировать, не озвучили. От вскрытия мы отказались, потому что настолько Варюшку при жизни искололи, измучили этими медицинскими манипуляциями, что было больно думать, что это же будут делать и после смерти.

В справке о смерти было написано основное заболевание - дилатационная кардиомиопатия, но в пятницу днем, в тот день, когда Варя умерла, ей делали УЗИ сердца, все было стабильное.

- Я уверена, что если бы на тот момент Варе оказали необходимую помощь, она была бы жива. Но они даже не пытались понять, что с ней происходит, мне говорили, что это проблемы из-за сердечной недостаточности. Я только и слышала «Ну что вы хотите, у нее же такой диагноз! Чем мы можем помочь?»

3 августа был год со смерти Вари. Но для ее мамы еще ничего не кончилось. По три - четыре раза в неделю она ездит на могилу дочери. Вспоминает «утешительные» слова врача:

- «Не переживайте, родите себе еще одного». Будто я платье на рынке купила, а оно по шву разошлось и его можно выкинуть, чтобы купить следующее. С таким диагнозом, который был у Вари, детки живут, они дышат, ходят, улыбаются, им можно завязывать бантики и косички, их можно кормить и укладывать спать. А моя дочь на кладбище.

#дети #медицина #Курчатов #детская областная больница
Добавь Kursktv.ru в список своих источников


Комментарии ( 4 )

Сначала новые
Сначала старые
Сначала лучшие

АВТОРИЗУЙТЕСЬ ЧЕРЕЗ СОЦ.СЕТИ
ИЛИ ВОЙДИТЕ КАК ГОСТЬ

Войти
Т
Гость
Татьяна
1 месяц назад

Не опускайте руки идите уже до конца.Сочуствуем.Очень жаль.Халатность врачей.
Поделиться
В
Гость
Все врачи суки
1 месяц назад

Не только в Курчатове такая проблема.БОльшая часть врачей в России-это бездарные двоечники и лентяи.Я презираю их всех, до единого,и не пойду к ним, даже если буду при смерти.Лучше умру спокойно, без лишних издевательств, чем лечиться у этих...Жаль ребенка, как будто своего.Горе её родителей невыносимо.
Поделиться
К
Гость
Карина
1 неделя назад

К сожалению в этой стране, не только врачи, а все, в любой специальности продажные ... А ещё ненавижу всех воспитателей и учителей, вот это жуткие ...!!!! Хуже врачей! Детей доводят до нервного тика, самоутверждаются на детях,!?!!
Нам с педиатром повезло, хороший доктор, порядочный, но вот уезжает в Питер, что делать, как без нашего доктора будем не знаю. А все остальные ужас как и все другие, такие же как учителя и воспитатели дет сада, надменные и, цены себе не сложат. !!!!!
Поделиться
С
Гость
Сергей
1 месяц назад

Внутри всё сжимается от этого рассказа,очень жаль малышку.
Поделиться

Похожие статьи

Курская ода российской сборной по футболу
«Кросс наций» собрал в областном центре 2,5 тыс участников
«Праздник огурца»
Курянка «отблагодарила» мошенника на несколько тысяч рублей
Зачем ремонт, когда можно завесить? Дом Малевича в Курске спрятали за баннером

Еще в рубрике

19:57
Вся правда о работе скорой помощи

18:05:00
Андрей Клычков принял участие в открытии обновленного сквера в Орле

18:02:00
Воспитанник Орловской станции юных натуралистов Дмитрий Сеин вошел в число победителей всероссийского конкурса

11:36:00
В региональном следственном управлении СК России подведены итоги работы за 9 месяцев 2019 года

16:42:00
В областной администрации состоялось заседание Межведомственного координационного совета по вопросам развития торговой деятельности на территории Орловской области

17:47
Бесхозная котельная передана на баланс Курска

17:25
Юные курские росгвардейцы встретились с известным актёром Гошей Куценко

Проходите ли вы диспансеризацию? ?


ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

Реклама


Новости СМИ2