Почему в медицине нет места медицине?

Началась история с того, что обратившаяся в нашу редакцию за помощью жительница Железногорска легла на операцию кесарево сечение.

Как рассказала героина событий, Виктория, 14 октября 2015 года она родила третьего ребенка. Операцию провел врач роддома Александр Свистунов. Как привела слова самой девушки местная газета «Эхо недели» в первой своей публикации об этой истории, «первые две операции  мне делал ныне покойный Борис Демин, и осложнений не было. После третьего кесарева сечения стал сочиться шов, врач ответил, что это нормально».
Тогда Виктория была уверена, что ее «зашили» некачественными нитками. На момент выписки у девушки уже была небольшая температура. Но тогда этому она не придала значение. Мало ли, может организм еще не пришел в норму. Но шло время, температура выросла, а шов начал сочиться. Какое-то время жительница города горняков пыталась справиться с болезнью своими силами. Но через 3 месяца постоянных нагноений она пошла в женскую консультацию. Тогда девушке было еще неизвестно, что ее история только начинается, а впереди ожидает несколько лет битвы за свое здоровье и постоянное противодействие врачей. Почему именно противодействия, вы поймете в процессе чтения.

Итак, придя в женскую консультацию, Виктория ожидала помощи. Но врач не нашел ничего ненормального, естественно, на взгляд медика. Чтобы прояснить ситуацию пациентку послали на УЗИ. Потом девушка обратилась к главврачу роддома, у которой она, кстати, наблюдалась всю беременность. Прошу запомнить этот момент, он будет важен позже. К тому моменту у девушки выскочила шишка. Главврач посмотрела и поставила диагноз «лигатурный свищ», а потом отправила Викторию к хирургу. Но не к своему, который делал операцию, а к совершенно другому. На приеме у него молодая мама была обследована, что называется «на живую». То есть, врач без всяких обезболивающих проткнул возникшую шишку, поковырялся там, да и отправил девушку домой. Возможно, это так и положено, вопрос стоит выяснить, но в этот момент, когда в нарывающем месте ковыряют острыми предметами и режут его, боль была очень сильная.  Хирург, не найдя ничего, вынес вердикт – само пройдет. Боюсь ошибиться, но нашему корреспонденту, слушающему эту историю, подобное поведение профессионала показалось странным. Но недолго Виктория надеялась на исцеление, через несколько дней шишка возникла снова. Несколько месяцев вот так вскакивали шишки, прорывались, временами гноились. Девушке пришлось все это время ходить с пластырями и делать себе перевязки самостоятельно. Причем, без всяких сомнительных кремов. Ведь медики говорили, что это уже третья операция, состояние неидеальное и возраст такой. То есть, списывали на общие обстоятельства, и искать причину не спешили. Или не желали. Повторюсь, тогда девушка думала что дело в нитках. Но разочарование в медиках еще не было окончательным, и поиск помощи продолжался. Она обратилась в горбольницу №2. Уже в «лучших» традициях Железногорска, дежурный хирург посоветовал «зеленкой помазать». Позже в женской консультации «успокоили», что нитки могут и пять, и десять лет выходить.

Поняв, что надо искать решение проблемы в Курске, попросила дать ей направление туда. Долго не желали медики сдаваться, предлагали ехать самой, но все-таки уступили настойчивым неоднократным просьбам. Направление дали, правда с припиской «здесь отказалась проходить обследование». Причем, если до решения ехать в Курск никаких анализов и обследований, проводить не желали, то чуть ли не перед самой поездкой резко начали предлагать «полный комплекс услуг». Естественно, после всех «хороших» отношений, Виктория заявила, что пройдет все у курских специалистов. В столице соловьиного края она обратилась в перинатальный центр, там же девушку направили в областную больницу, но безрезультатно. Хирург, тоже без анестезии, посмотрела. Дала рекомендацию делать перевязки с йодопироном, который, кстати, в свободной продаже отсутствует. Но Виктория нашла его. Дома аккуратно делала себе перевязки. При очередной перевязке в начале июня увидела торчащую из шва нитку и обратилась в горбольницу № 2 Железногорска к дежурному хирургу. В тот момент работал медик из Курска. Он 13 июня достал из тела нить длиной 12 см и назвал ее «обычной хирургической нитью», пояснив, что эта нить не рассасывающаяся. Хотя местные доктора утверждали, что зашивали как раз рассасывающимся шовным материалом. А вот реально изъятая нить в протоколе операции отсутствовала. Виктория записала все слова доктора на диктофон.

Виктория обратилась с жалобами по инстанциям. В Росздравнадзоре в июне ей ответили, что в ходе кесарева сечения использовался капроаг, прошедший госрегистрацию, и эта шовная нить рассасывается в течение восьми-девяти месяцев. Здесь есть еще одно несоответствие. Комитет утверждает, что использовавшаяся нить полностью соответствовала требованиям. Но летом, в июле 2016 года  на эту партию капроага пришло предупреждение с просьбой приостановить использование данной нити до окончания проверки. Дело в том, что этого потребовал от производителя Росздравнадзор по причине небезопасности этих партий. Получается, либо в роддоме знали о том, что нельзя использовать капроаг, но все равно это сделали, либо использовали другой материал. Напомним, что в протоколе операции этот материал не указан. В любом случае, это нарушение. Кстати, больница после публикации в прессе об истории Виктории очень быстро организовала уже в сентябре возврат бракованной партии производителю. Что позже подтвердили и в полиции, проводившей по заявлению девушки расследование. Якобы, Росздравнадзорпровел проверку и действиетльно оказалось, что партия этих нитей недоброкачественная.

На запрос в Росздравнадзор о том, на чем основано их утверждение, что использовали капроаг, получила ответ, что на основании устных свидетельств главврача больницы и медперсонала операционного блока. В ответе говорится что да, в протоколе не указано это, но им достаточно таких устных показаний. То есть, просто со слов медиков. Обращение в полицию, прокуратуру и другие инстанции также не привело к решению вопроса и установлению истины. Складывалось впечатление, что сотрудникам не сильно и хотелось докапываться до правды. Причем, в следственных мероприятиях можно отметить такие неестественные моменты, на которые почему-то не обращает внимание следствие. Например, врач, к которому обращалась Виктория, утверждал, что ей предлагалось удаление нити в стационаре, а она, якобы, отказалась. Хорошо, даже если не брать во внимание то, что девушке пришлось много месяцев страдать от нагноений и прочих «прелестей» врачебной «заботы», мечтая чтобы это когда-нибудь закончилось. То есть, по логике вещей она должна была согласиться. Но здесь есть и другой момент. На требование пациентки показать ей письменный отказ, который она должна была дать, медик не смог ничего предъявить. Сослался на то, что она отказалась в устной форме, когда на каждый шаг подписываются бумаги. Говоря понятным языком, Виктории на самом деле ничего не предлагали, и предъявить доказательства своих утверждений обратного не смогли.

В газете «Эхо недели» отмечалось, что 21 июля Комитет здравоохранения Курской области повторно ответил Виктории. В ответе говорилось, что по результатам проверки в роддоме нарушений при оказании помощи не установлено, достоверного подтверждения причинения вреда здоровью врачом Свистуновым не имеется. Нет у Комитета и информации о применении во время кесарева сечения шелковой нити вместо рассасывающейся. Напомним, в протоколе операции информация о виде применяемого шовного материала не была указана. Виктория тогда обратилась и в Следственный комитет, по указанию которого проверку проводил участковый уполномоченный полиции. Напомним, что 27 июля полицией было отказано в возбуждении уголовного дела в отношении врача роддома и доктора горбольницы № 1 по ст.124 и 125 Уголовного кодекса (неоказание помощи больному и оставление в опасности). А как мы уже видели выше, по факту из шва уже 13 июня хирург достал из тела «обычную не рассасывающуюся хирургическую нитью» длиной 12 см.

Да и слова главврача роддома о том, что она предупреждала Викторию о нежелательности третьей операции кесарева сечения, мягко говоря, неправда. Помните, мы в начале просили обратить внимание на тот момент, что девушку весь период беременности наблюдала сама главврач. Так вот за весь период наблюдения, как говорит Виктория, ни одного предупреждения не прозвучало. Более того, медик после второй операции звала приходить девушку на третью уже через два года. Хотя другой врач, у которого она делала первые две операции, говорил о сроке не менее чем три года, требуемом для восстановления. Почему главврач так сказала? Это некомпетентность ее или оперировавшего медика?

На утверждения врачей о том, что у девушки был хронический иммунодефицит и постоянные воспалительные процессы, Виктория рассказала, что когда ей делали первую операцию, и она потеряла ребенка (у плода оказалась врожденная болезнь, несовместимая с жизнью) несколько дней она пролежала в реанимации с высокой температурой. После этого не было никаких воспалительных процессов на швах и в других местах, все заживало быстро и хорошо.

А вот что говорит железногорской прессе главврач железногорского роддома Светлана Башук.

- У этой пациентки в ходе кесарева сечения было третье вхождение в брюшную полость. Помощь ей оказана в соответствии с протоколом, утвержденным 572-м приказом Министерства здравоохранения. Никакого запрещенного шовного материала при операции не применялось, использовался материал капроаг. В ходе проверок Росздравнадзора и комитета здравохранения была расценена, как индивидуальная реакция организма пациентки на этот материал. В аннотации к материалу указывается, что такая реакция может быть. Врача наказывать не за что.
Эта пациентка имеет хроническийимунодефицит, обусловленный перенесенными ранее заболеваниями. Кроме того, при третьем кесаревом сечении могут быть различные осложнения, и об этом предупреждаются все наши пациентки. И в этой ситуации ни при чем оперативная техника или шовный материал: третье кесарево сечение нежелательно. К тому же, эта пациентка не выполнила рекомендации хирурга МСЧ и врачей ОКБ, к которым ее направили после УЗИ. Она не обратилась к врачу, который проводил кесарево сечение. Я считаю, ей не нужно искать виноватых, ей надо понять, что она сделала неправильно. Поверьте, врачи — не используют тот материал, который не рассосется. По поводу слов хирурга, доставшего нить, поясню: капроаг и обычная шелковая нить внешне практически неразличимы.

То есть, и хирург, доставший нить, и медики Курска, по словам Светланы Башук были неправы, некомпетентны. Вспомните, сколько нестыковок со словами медика мы описали уже выше. Это и направление девушки не к делавшему операцию хирургу, а потом обвинение ее в этом, и неисполнение рекомендаций врачей, условно говоря «помазать зеленкой». И сами манипуляции с возвратом нити после этой публикации (оказавшейся вдруг, несмотря на требование Россздравнадзора ее не использовать, бракованной). В общем, вал несоответствий растет.

В прошлом году, когда курские медики делали операцию Виктории, призванную исправить все, что сделали их железногорские коллеги, выяснилось еще, что миому, которая была у девушки, врачи обязаны были удалить во время операции кесарева сечения. Тогда бы не пришлось проходить через целый ряд мучений. К слову, направление в Курск, как мы уже писали, давать Виктории не хотели. Она за свой счет поехала в Медассист, прошла обследование, а на операцию девушку направили в областной перинатальный центр на улице Ленина, 29. Так вот, медики Курска пояснили девушке, что все ее проблемы не в том, что не те нитки или еще что-то, а в том, что была сделана некачественно операция кесарева сечения. Мало того, что не удалили миому, которую обязаны были вырезать, но и детально показали на схеме, какие ткани от предыдущих операций должны были удалить в процессе последней операции. И показали, какие ткани на самом деле не удалили. Поясним, что часть материала шва после первых операций, во время последующих требуется удалять. Получилось, говоря грубо, половину тканей, которые должны были вырезать железногорские хирурги, они оставили. Именно они послужили причиной постоянных воспалений и загноений. Также медики уверили Викторию, что у нее нет никакого высокого риска гнойно-септических осложнений, а хронического иммунодефицита, - даже диагноза такого нет. И кстати, после операции, проведенной в Курске, где шов зашивали обычной лавсановой нитью, никаких осложнений не было. А на второй день после снятия швов девушка уже пошла на работу.

А вот и слова заведующего отделением патологии беременности родильного дома Александра Свистунова, делавшего ту злополучную операцию, сказанные той же газете Железногорска.
- С чем пришла к нам эта пациентка, рассказать не могу: это врачебная тайна. Но по результатам проведенных проверок у нее — высокий инфекционный индекс (риск гнойно-септических осложнений). Операция была крайне сложная. Был келлоидный рубец, и пациентку предупреждали, что заживление будет непростое. После операции она находилась под ежедневным наблюдением врача послеродового отделения. Врач, проводивший операцию, не должен ежедневно наблюдать пациентку после операции. Эту пациентку я осмотрел в первые сутки после операции. Выписывали ее с благоприятным прогнозом. Но никто из нас не может предугадать, как отреагирует организм на шовный материал, инородное тело. Никакого неприязненного отношения к этой пациентке у меня не было, и нет. Со всеми роженицами у нас, так сказать, рабочие отношения.
Кроме того, мы не знаем, как пациентка ухаживала за швом. К сожалению, многие родильницы подвержены рекламе разнообразных «волшебных» рассасывающих кремов, что нежелательно для применения в раннем послеоперационном периоде. Женщины должны понимать, что это не шутки.
В послеоперационном периоде со всеми проблемы с кормлением, швами и т.д. пациентки должны идти не в поликлинику больницы, а в женскую консультацию, а или в приемное отделение роддома. Мы в этом смысле всегда открыты. К сожалению, статистика такова: десять процентов женщин после родов проходят через воспаления — и не важно, чем шили и что применяли.

Здесь тоже нет совпадения со словами пациентки, уставшей искать правду у многоопытных врачей. Кстати, пока писалась наша статья, этот врач решил сменить место жительства и работу, собравшись уехать из Железногорска. Заметим, не первый раз. Ведь ранее он работал в Курске, но по каким-то причинам решил уехать работать в Железногорск. Как говорится в крылатой фразе, «ни разу не было, и вот, опять!»

Но к словам медика можно приложить последовавшее вскоре заключение прокуратуры, показавшее, что не все в словах железногорских эскулапов так, как они утверждают.

В постановлении за подписью зампрокурора Сергея Саяпина написано, что «в полиции преждевременно отказали в возбуждении уголовного дела». Вот отрывок из документа: «в ходе проверки не проведена необходимая экспертиза, в материалах проверки нет сведений о причинно-следственной связи между действиями работников роддома и наступившими последствиями. В связи с этим прокуратура отменила постановление об отказе в возбуждении уголовного дела».

В общем, Виктория смогла добиться того, чтобы ее здоровье вернули. А вот добиться признания от медиков их грубейшей ошибки и извинений не смогла. Было в этой истории и продолжение. Даже после того, как не смогли ничего дать вразумительного эпопеи с полицией, прокуратурой и комитетом здравоохранения, она не оставляла надежды. Ведь поднятая ею волна возмущения дважды выразилась в статьи в местной газете, где медики на весь район делали заявления, где давали несуществующий диагноз и всячески «выгораживали» коллегу. Правда, позже на автора статьи свалили часть грехов, открестившись от написанного. Якобы, недостоверных сведений журналистам не давали. По сути дела, девушку саму обвинили во всем. В конце марта в Железногорск на встречу с общественниками и главврачами местных больниц приезжал глава комитета здравоохранения Курской области Владимир Анцупов.

Там Виктория также подняла вопрос, просив лишь извинения от медиков, чтобы вернуть свое доброе имя. В итоге главврач Горбольницы №1 Игорь Пальчун согласился с ней встретиться и побеседовать. Конечно, опытный медик и старый руководитель оказался «не по зубам» молодой девушке. Грамотный руководитель также грамотно уходил от прямых ответов и как великолепный политик долго говорил обтекаемыми фразами. Не смог главврач ответить на вопросы почему во время операции не удалили миому, которая была у пациентки. Вернее, медик сказал, что нельзя удалять миомы диаметром менее 20 миллиметров, но при постановке на учет во время беременности она уже была 30 миллиметров. Причем, Игорь Пальчун ссылается на данные УЗИ, проведенное перед выпиской пациентки 19.10.2015 года. А вот в документах, выданной ей, нет результатов УЗИ. в самой выписке оно упоминается, но документа нет. Конечно, могли и забыть отксерокопировать, все остальные документы не забыли, а именно этот остался где-то «за бортом». Но ответа на заявление Виктории, предоставить возможность ознакомиться с результатами этого УЗИ, пока нет. 

К тому же девушка обнаружила в своей карте(копии) послеоперационный патронаж, которого по факту не было, никто к ней не приходил. А вот записи об этом есть. И в записи никаких жалоб у пациентки нет, а температура нормальная. А ведь комиссионная экспертиза складывалась из всех этих записей. Виктория уверена, что это подлог и он уголовно наказуем.

Увы, но и ответ от Владимира Анцупова ничем не порадовал, и был сделан на основе тех данных, которые не отражают действительности.

Поэтому девушке, желающей лишь публичного извинения врачей, после такого же публичного ее унижения, остается надеяться только на то, что пресса осветит проблему, и общественность поможет разобраться в том, правы были медики или нет.

 

Главное фото Сергея Прокопенко (Железногорск)

#Расследование #Железногорск #некачественная операция #кесарево сечение

Распускаешь сопли? Трудно дышать? Не знаешь, как жить дальше? Ингаляторы Орто-Доктор помогут забыть о насморке и проблемах с дыханием! Имеются противопоказания, необходима консультация специалиста

Добавь Kursktv.ru в список своих источников


Комментарии ( 0 )

Сначала новые
Сначала старые
Сначала лучшие

АВТОРИЗУЙТЕСЬ ЧЕРЕЗ СОЦ.СЕТИ
ИЛИ ВОЙДИТЕ КАК ГОСТЬ

Войти

Похожие статьи

В Курске появится «Солянка парк»
В борьбу с экстремизмом включились курские студенты
Получить водительские права станет намного сложнее
Происшествия Курск – авария на улице Малых
Курское УФАС зафиксировало снижение цен на топливо

Еще в рубрике

00:03
Проект реновации центра Курска получил 2-е место среди архитектурных практик России

20:48
КМС- trophy 6- гонки, которые запомнятся!

15:05
«Курский соловей» приведёт к закрытию одной из улиц города

11:01
Куряне на дегустации пытались найти настоящее сливочное масло

00:01
Ремонт тепломагистрали в центре Курска завершён

19:57
Абонентская база сервиса «Видеонаблюдение» от «Ростелекома» в Курске выросла почти в два раза

19:56
Спецрепортаж. Как живется в Курске инвалиду по зрению и собаке-поводырю

Проходите ли вы диспансеризацию? ?


ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

Реклама


Новости СМИ2